16 Декабря 2017 Сб

Газета "Мои Черемушки" ЮЗАО г.Москвы

Определена дата встречи с главой управы 20 декабря в 19.00 по адресу: Черемушки - ул. Перекопская, д. 28 (школа № 15). Темы встречи: об организации спортивно-досуговой работы с различными категориями населения зимой; о мероприятиях по празднованию Нового года и Рождества;

Наша история 

конец 50-х 1.jpgСвоё название существовавшее когда-то здесь село Черёмушки получило от глубокого оврага, сплошь заросшего черёмухой, по которому протекала речка Черемха, левый приток р. Котловки.

В литературе было высказано предположение, что данные земли в конце XVI в. принадлежали Борису Годунову, но это не более чем легенда.

Писцовая книга 1627 г. знает здесь «пустошь Черёмошье, на Черёмошском враге». В 1629 г. она была продана в вотчину дьяку Венедикту Махову и владельцу соседних Котлов Афанасию Осиповичу Прончищеву. Произошло разделение деревни. Из части, принадлежавшей Махову, позднее возникло село Знаменское-Черёмушки, а из половины, оставшейся у Прончищева, впоследствии образовалось село Троицкое-Черёмушки. При Махове его часть пустоши заселяется, ставится двор вотчинника, появляется пруд и возникает деревня Черёмошье.

В 1633 г. Венедикт Махов продал свою половину имения думному дьяку Фёдору Фёдоровичу Лихачёву. В 1627-1640-х годах он служил думным дьяком, позднее был печатником (хранителем государственной печати) и возглавлял Посольский приказ. В 1666 г. он завещал деревню Черёмошье своему родному внуку (сыну дочери — Прасковьи Фёдоровны Лихачёвой), князю Петру Ивановичу Прозоровскому.

Прасковье Фёдоровне пришлось многое пережить. Вначале судьба была благосклонна к ней. В 1643 г. она вышла замуж за князя Ивана Прозоровского, в декабре 1656 г. была пожалована в боярыни. Во второй половине 1667 г., после назначения мужа главным воеводой в Астрахань, уехала туда с двумя малолетними детьми. В июне 1670 г. Астрахань была взята восставшими казаками Степана Разина, а её муж казнён. Оставшись вдовой, с двумя сыновьями 16 и 8 лет, она некоторое время скрывалась в городе, пережила казнь младшего сына и только после подавления восстания сумела возвратиться в Москву, где и умерла в январе 1687 г.

По описанию 1678 г., во владении князя Петра Ивановича Прозоровского значится сельцо Черёмушки с усадьбой вотчинника и двумя дворами — скотным и дворовых людей. При нём здесь возникает крепкое усадебное хозяйство. Был разбит обширный фруктовый сад, устроены огороды. Скотный и птичий дворы поставляли мясные продукты в московский дом Прозоровского. Черёмушкинская усадьба была заново застроена новыми деревянными службами. Крестьянские избы стояли по другую сторону дороги, поодаль от усадьбы, отражавшейся в водах обширного пруда.

Пётр Иванович Прозоровский был одним из самых видных деятелей петровского времени. Свою службу новый владелец Черёмушек начинал ещё при царе Алексее Михайловиче, но пика своей карьеры достиг при Петре I Перед своей кончиной в 1676 г. царь Алексей определил «приставниками» к младшему и любимому сыну Петру самых доверенных людей, в том числе и Прозоровского, повелев им оберегать царевича, «яко зеницу ока», и взял клятву со своего старшего сына Фёдора Алексеевича никогда не отлучать их от него.

С приходом к власти Петра I Прозоровский, облечённый полным доверием царя, возглавляет важнейшие финансовые приказы Большой Казны и Большого Прихода. В 1696 г. во время заграничной поездки Петра управление государством вверяется трём боярам: Льву Нарышкину, Борису Голицыну и Петру Прозоровскому.

В начале Северной войны Пётр Иванович Прозоровский оказал неоценимые услуги своему воспитаннику. После разгрома под Нарвой, где была потеряна вся артиллерия, царь, стремясь достать деньги на новые орудия, приказал Прозоровскому, возглавлявшему тогда и Оружейную палату, собрать всю хранившуюся в ней серебряную посуду и другие вещи, переделать их в монеты и прислать ему необходимую сумму. Вскоре деньги были получены. После первых побед над шведами в Лифляндии Пётр с триумфом вернулся в Москву и в разговоре выразил Петру Ивановичу сожаление, что нельзя убрать Грановитую палату теми редкостями, которые прежде выставлялись в ней в торжественных случаях. Но Прозоровский ответил, что всю посуду он сберег.

«Более того, — сказал он, — у меня на случай нужды сбережена довольно знатная сумма, о которой, кроме меня, никто не ведает и которой ещё довольно осталось на такие же нечаянные нужды». Затем он сообщил изумленному царю, что, будучи казначеем при его отце, накопил денег, чтобы хватило стране в трудное время. Пётр попросил показать, где хранятся остатки денег. «Изволь, покажу, — отвечал князь, — только не прогневайся, государь, с уговором: не брать с собой Меншикова и не открывать ему сей тайны, а то он размытарит все остатки те». Получив от царя это обещание, Прозоровский при свете фонаря ввёл его в один из кремлёвских тайников и показал мешки с деньгами. Пётр собственноручно отложил в сторону десять мешков с монетами. «На что это?» — спросил князь. «Это тебе», — отвечал государь. «Мне? Я бы мог давно и всей казною сей овладеть, не опасаясь извету, если бы хотел и не побоялся бы Бога нарушить крёстное моё целование. Но мне не надо. Ты знаешь, государь, что я, по милости Божьей, предков твоих и твоей, доволен и своим; притом только одну дочь имею, которая и без того нарочито богата будет».

После кончины Петра Ивановича Черёмушки в 1720 г. достались его дочери — Анастасии Петровне, вышедшей замуж за князя Ивана Алексеевича Голицына, родного брата дядьки Петра I

После смерти жены в 1729 г. Голицын отдал сельцо своим детям — князьям Фёдору и Алексею Ивановичам Голицыным. Позднее при семейном разделе Черёмушки достались Фёдору.

Фёдор Иванович Голицын родился на самом исходе XVII в. и, как большинство сверстников, был с детства предназначен к военной службе. Поступив в гвардейский Преображенский полк, он последовательно прошёл все ступеньки карьеры, неоднократно воевал и дослужился до чина генерал-майора. После воцарения Елизаветы Петровны он вышел в отставку и поселился в первопрестольной.

В начале 40-х годов XVIII в. он построил в сельце каменную Знаменскую церковь, и оно превратилось в село Знаменское-Черёмушки. Одновременно Голицын устроил здесь свою подмосковную усадьбу. Главный господский деревянный дом окружали парадный двор, регулярный парк с различными садовыми «забавами» и гротом. За оранжереями начинался фруктовый сад с хозяйственными службами и подсобными строениями. В 1748 н 1749 гг. Голицына в Черёмушках посетила императрица Елизавета Петровна. Дворцовый журнал сообщает, что в Черёмушках государыня «благоволили вечернее кушание кушать». В этот период в селе значилось 17 крестьянских дворов с 76 жителями, а в помещичьей усадьбе проживало до 160 дворовых людей обоего пола.

После смерти Фёдора Ивановича Голицына в 1759 г. Черёмушки меняют одного владельца за другим. После Николая Фёдоровича Голицына село перешло к подпоручику Зиновьеву, а с 1780 г. усадьбой владеет московский фабрикант Василий Выродов. Он решил было восстановить прежнее великолепие Черёмушек, но вскоре разорился, и весной 1783 г. имение было продано за долги с публичного торга. Новым владельцем становится генерал-майор Сергей Александрович Меншнков, внук известного любимца Петра I — Александра Даниловича Меншикова.

Князь Сергей Александрович Меншиков (1746—1815) сделал довольно удачную карьеру, дослужившись до чина действительного тайного советника и звания сенатора. Для обустройства Черёмушек он привлекает архитектора Ф.-К.Х. Вильстера, датчанина по происхождению. С огромным размахом (было занято свыше сотни «работных людей») он строит здесь на протяжении нескольких лет усадебный дворец в классическом стиле с колоннами и портиком, увенчанный куполом, со служебными постройками. Особое значение для Черёмушкинской усадьбы имел парк. На месте прежнего сада был разбит огромный пейзажный парк, в котором, по тогдашней моде, были устроены извилистые аллен, искусственные поляны, насыпные горки, поставлены беседки, увеселительные павильоны. Длинная, почти километровая березовая аллея, называвшаяся «прешпектом», представляла собой парадный въезд в усадьбу со стороны Москвы, его украшали также нарядные пилоны. Интересна была архитектура каменного конного двора. Построенный в классическом стиле, четырёхугольный в плане, он имел въездные башни с ярусными крышами, в традициях китайской архитектуры.

В начале XIX в. Черёмушки становятся одной из лучших подмосковных усадеб. Меншиковы владели Черёмушками почти три четверти XIX в. После смерти Сергея Александровича в 1815 г. имение переходит к его сыну Николаю Сергеевичу Меншикову (умер в 1864 г.), при котором усадьба процветала и расширялась. После его кончины Черёмушки достаются его брату Александру Сергеевичу (умер в 1869 г.), а в 1870 г. усадьбу приобретает известный заводчик, фабрикант Василий Иванович Якунчнков. Он принадлежал к тому слою образованной русской буржуазии и купечества, из которого вышли Мамонтовы, Третьяковы и Морозовы. Якунчиков и его жена были любителями музыки, театра и живописи. Они жертвовали деньги на постройку московской консерватории, в доме у них собиралась вся театральная и музыкальная Москва — композиторы А.Н. Скрябин, А.Г. Рубинштейн. Их дочь Мария Васильевна впоследствии стала известной художницей и запечатлела виды Черёмушек на ряде своих картин.

Первоначально усадьба при них приходит в запустение, рядом строятся кирпичные заводы, сама она сдается в аренду дачникам, но в конце XIX — начале XX в., вплоть до революции, усадьба поддерживается ими практически в том же великолепии, что и в начале предшествующего столетия. В 1890-е годы главный усадебный дом реконструирует известный архитектор И.В. Жолтовский. После революции в усадьбе был устроен дом отдыха, а после Великой Отечественной войны разместился Институт теоретической и экспериментальной физики Академии наук.

История другой части старинной Черёмушкинской вотчины, доставшейся в 1629 г. Афанасию Прончищеву, менее богата громкими именами. Принадлежавшая Прончищевым весь XVII в. часть пустоши Черёмошье оставалась незаселённой вплоть до 1732 г., когда следующий владелец этих мест — Александр Тимофеевич Ржевский — решает поставить здесь усадьбу и строит каменную Троицкую церковь, по которой бывшая пустошь стала именоваться селом Троицким, Черёмошки тож.

В 1742 г. оно достаётся его дочери Анне Александровне, вышедшей замуж за князя Ивана Михайловича Одоевского (1698—1775), а на рубеже XVIII-XIX вв. селом владеет их сын Пётр Иванович Одоевский (1740—1826). Получив хорошее домашнее образование, он много путешествовал за границей, а вернувшись, поступил в гвардию. Не дослужившись до полковника, вышел в отставку и остальную часть жизни проводил то за рубежом, то в Москве, то в своих подмосковных имениях. Под влиянием смерти жены, а затем — дочери Одоевский обратился к делам благотворительности. В своём подмосковном селе Болшеве он организовал «Убежище бедным», на содержание которого пожертвовал из родовых владений 1180 душ крепостных, а в Москве в память дочери основал Дарьинский приют, в котором жили и обучались воспитанницы-сироты, а при выходе замуж они получали небольшое приданое. В память о сыне, погибшем в 1812 г. на Бородинском поле, он пожертвовал другое имение Московскому человеколюбивому обществу. Скончался Пётр Иванович в 1826 г.; но ещё до этого Троицкое-Черёмушки отошло к Головиным, а с первой трети XIX в. до 1917 г. им владели дворяне средней руки Андреевы (сначала Елена Фёдоровна, затем её дочери Анна и Ольга Николаевны).

С 1958 г. Черёмушки вошли в состав Москвы, а двумя годами ранее стали первым в столице районом массового жилищного строительства. По названию Новых Черёмушек многие районы жилой застройки в разных городах СССР стали именоваться Черёмушками.

 

По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».